Mечты - воспоминания о будущем. Григорий Ландау
А еще люблю сочинять сказки... воть...
ОЛЕСЯ

Знаете ли вы деревню Большие Сосны, что от стольного града недалече? Не знаете? Ну да и ладно, сейчас расскажу…
Есть там девочка, Олеся. Живет с отцом да с женой его второй, мачехой значит, да двумя сводными сестрами, а свою маму она едва помнила… И вот вроде и приветливая она девочка, и добрая, и работящая, и собой пригожая – а недолюбливают ее сельчане, а уж о мачехе и говорить не приходится. И все потому, что дано Олесе Знание от Природы, не всем людям понятное.
Тяжело ей – обидит кто, а заступиться некому. Так бывало, убежит она в лес, обнимет березку - горе свое излить, и диво! Гладит береза ее ветвями своими, словно матушка, по головке, а то и птицы, и всякий зверь лесной к ней утешать подходят. Потому что ведом Олесе язык деревьев и цветов, а так же всякой твари лесной. Даже дед-лесовик, уж на что любит на людьми подшутить в чащобе лесной, а вот Олесю привечал, даже внучкой называл!
Так и живет Олеся…Только при волке – Ярополке старается не грустить. Он парень горячий, и Олеську пуще всех любит: «Только скажи, кто тебя обидел – загрызу, к червям собачьим!»

Олеся и заброшенный колодец

Летом то было… Трудится Олеся целый день, с самой зорьки ранней. И хлебы испекла, и горницу убрала, а потом на грядки пошла. А дочкам мачехиным весело да жарко стало. И давай они водой брызгаться, да всю воду и выплескали. Наступил вечер, собралась вся семья к ужину и Олеся с огорода пришла – глядь, а воды в ведерке на донышке. Даже батько Олесин и то заругался, мол, что ж ты воды не наносила, с поля пришел – а и руки вымыть нечем. Мачеха - то и вовсе истерику закатила, и дочки ее туда же: мы на гулянье пойдем, а вернемся и ножки после танцев охладить нечем! Не дали Олесе и крошки в рот взять – ступай за водой, и баста.
Взяла Олеся ведра и пошла к колодцу, что на центральной площади. А там к вечеру бабки-судачки на посиделки собрались:
- Это чегой-то ты на ночь глядя по воду пришла? Нечистых поить вздумала али воду в колодце отравить замыслила? А ну ступай отсюда! - да сами клюками стучат, губами шамкают, – Иди-иди прочь, ишь какая! Добры люди на ночь глядя по воду не ходют!
Делать нечего, вспомнила Олеся про заброшенный колодец за деревней. Только вот воду с него давно уже никто не брал, да и место то слыло нехорошим… Помните Мотрю с Петруньков, что позапрошлогодней осенью пропала? Последний раз ее там видели.
Вот идет туда Олеся, и бояться бы надо, а она не боится!
Пришла, глянула в колодец – а там вместо воды жижа болотная булькает. Что тут делать? Подняла она с земли палку сухую, окунула – целый клок тины вытащила, и еще, и еще. Да так тщательно вычищает, что даже сам Водяной-Горник, всяческих подземных вод хозяин, заметил. А надо сказать, он давно тот колодец хотел почистить, да все руки не доходили.
Ну так что ж, может и нет там уж грязи болотной, а нет у колодца ни журавля, ни ворота, чтоб ведро спустить, да вода все равно для питья непригодна. Горько стало Олесе, присела она возле колодца, лицо руками закрыла…
И вдруг чудится, что кто-то ее по голове гладит! Замерла Олеся, дыхание затаила – нет не чудится, и правда кто-то по волосам провел!
Вскинула она голову, смотрит по сторонам – никого нет. Только туман голубоватый из колодца ползет. Глядь – ведра ее водой полнехоньки, а водица студеная, чистая да прозрачная, как январское утро.
Поблагодарила Олеся громко за помощь, а кого – неведомо, поклонилась в пояс, схватила ведра да домой пошла. Идет, а все кажется, что ей что-то волосы держит, ну да руки заняты и поправить никак.
Пришла домой, мачеха опять на нее:
- Что так долго!
А потом аж позеленела:
- А это откуда?
Выхватила из волос Олесиных – а то цветок красоты невиданной! Листочки изумрудны, лепесточки рубиновы, серединка сапфирова, а повсюду роса из горного хрусталя чистейшей воды.
Приколола цветок себе на грудь – и тотчас же кожа ее зеленеть начала и пупырками пошла. Закричала мачеха, отбросила от себя цветок, дочка мачехина схватила – в волосы себе прицепила. Стали волосы ее, как тина болотная!
- Да это от нечистого! Он нам беду принесет!– закричали и выскочили с хаты. Добежали до речки и швырнули в нее цветок драгоценный. А Олесю снова отругали.
Наутро пришла Олеся к реке.
- Ой не жаль мне каменьев самоцветных, а жаль что подарка не схоронила.
И вдруг – поднимается из пучины цветок самоцветный, подарок Водяного-Горника! Будто кто его рукой подает!
Обрадовалась Олеся, поблагодарила речку. А подарок потом отдала белочке-подружке. Спрячь, мол, как придет время – потом и покрасуюсь. И утащила его белка в дупло, а где оно только ей да Олесе ведомо…