Mечты - воспоминания о будущем. Григорий Ландау
как и предыдущее - писалось чисто для себя...
Страна Грез: ложная дверь.

- О! как же я люблю волшебство летних лунных ночей! Когда дневные заботы исчезают вместе с последними лучами заката и звездное покрывало небес дарит долгожданную прохладу, напоенную ароматами ночных фиалок и трелями соловьев!

- Эти мгновения прекрасны, Ваше Величество! Они просто волшебны!

- Ты права… Я тоже ощущаю присутствие волшебства. Отправимся на его поиски?
- Что это?
Возле Синдеоны материализовался бледный шар
- Это – Сфера Событий. Она выточена из адуляра, который называют также лунным камнем. Удивительный камень: иногда он кажется молочно-белым, иногда – лиловым. Послушай, как пишет о нем в своем трактате Элифас Леви Младший – один из последних Магов реального мира: «…голубовато-серебристый с золотым мерцанием внутри, он воплощает Силы Луны».
- Восхитительно! Это же настоящее волшебство!
- Нет, настоящее волшебство только начинается. Смотри…
И внутри Сферы словно рассеялся туман – а вместо него проступил ландшафт
- Вот это да! Страна Грез - как на ладони! Неужели так можно увидеть каждый уголок?
- Попробуй сама.
- Ой, что это? Смотри!
- Странно. Какая ужасная пустошь. И где?! Клянусь лунной радугой, ее там раньше не было!
- Да! Точно! Здесь был луг, речка… Здесь я в первый раз увидела Феникса… Только посмотри – ничегошеньки не осталось!
- Что бы это ни было – это нужно остановить! Я открою портал!

- Ваше Величество! Вы вернулись! Вернулись, чтобы спасти нас!
- Артуа, что здесь происходит?
- Здесь творятся вещи, слишком невероятные – даже для Страны Грез. Информации совсем немного – мы столкнулись с чрезвычайно опасным явлением. Никто не знает, что это такое.
- Пойдем в сад. Расскажи мне все, что об этом известно.

- Издалека это выглядит, как нечто необычное и манящее – каждый раз иное, но всегда слишком невероятное. Те, кто пытался разглядеть поближе такие явления – не возвращались… Я и сам испытал нечто подобное. Вначале я подумал, что это цветок. Но он рос на валуне, прямо на голом, отполированном ветрами камне! Мне захотелось рассмотреть его поближе, я подошел и увидел – то, что я принял за лепестки, было кистями человеческих рук! Меня окатил животный страх, жуткий, непреодолимый, парализующий волю и мысли!

- Странно… Ты ведь парень не из робких. Скорее, наоборот…
- Мне было так жутко, что подкатила тошнота. Но я ничего не мог с собой сделать – и шаг за шагом приближался к этому монстру. Горностай, мой пес, скулил и подвывал, словно ощущая мое состояние. Но на него самого, похоже, эта штука никак не действовала – она не влекла его, и он остался позади меня.
Я сделал еще один шаг. Внезапно лепестки развернулись и из самой середки на меня глянул жуткий красный глаз!
- Что же было дальше? Как тебе удалось спастись?
- Меня спас Горностай. Он прыгнул мне на спину – и я упал ничком. Пес стоял на моей спине, прижимая меня лапами к земле и рычал прямо мне в ухо! В тот момент мне казалось, что если я попытаюсь встать – он перегрызет мне горло. Сколько это продолжалось – трудно сказать. Потом Горностай начал тянуть меня прочь от валуна, к тропе, к обрыву. И только когда я скатился со склона, то окончательно пришел в себя. Честно говоря, снова захотелось взглянуть, что же это было. Я обнажил меч, и двинулся было в том направлении – но пес преградил мне дорогу. В общем, я решил послушаться его инстинктов.
- Ты кому-нибудь об этом рассказывал?
- Нет, только тебе. Согласись, я выглядел по-дурацки.
- И ты не подумал о том, что туда мог забрести еще кто-нибудь, кроме тебя?
- Это случилось на Тропе Седой Росомахи - довольно глухое место.
Было когда-то...
К вечеру на том месте образовалась пустошь. Все рассыпалось в прах. Тонкая сероватая субстанция, нечто вроде зыбучих песков – если бросить камень – он уходит вглубь, тонет.
- Н-нда… А ты не пытался расспросить Горностая – что видел он?
- Расспросить собаку?
- Ну да. Попросить помощи у фей-хранительниц зверей - Аними или Вильды, ну, или Фауни, чтоб они перевели тебе…
- Хорошая идея. Я об этом не подумал.

Рассказ Горностая
«Я не видел ничего необычного, ничего – кроме поведения хозяина. Я чуял его страх, очень сильный страх, такого я еще не видел! Я-то хорошо знаю своего Хозяина! Обычно бывает, что малая капля страха мгновенно испаряется в пламени его отваги и решительности. А тут страх буквально топил его. И я не знал, как помочь своему другу – я же всего лишь пес. Я видел, как Хозяин неотрывно смотрит в одну точку, на валун – но я не видел там ничего, кроме камня. Мне не пришло на ум ничего лучшего, чем сделать так, чтобы он туда не смотрел. И перестал думать о том, что он там такого увидел. Поэтому я решил испугать его сам и бросился на него, сбил с ног. Потом я понял, что нужно убираться оттуда поскорее.
- Почему?
- Что-то изменилось. Стало не так… Не знаю…

- Медеа, ты здесь?
- Пренепременнейше здравствуйте, Ваше Величество, радуйте всех добрым здравием! На что жалуетесь? Что Вас беспокоит?
- Спасибо, Медеа. Со мной все в порядке. Знаю, знаю, ты надежная хранительница врачебных (да и других) тайн, и все же… Скажи, не происходило ли чего необычного с регентом Артуром за время моего отсутствия?
- О, как Вы об этом узнали?
- Он сам рассказал.
- Это невероятно!
- И тем не менее…
- Однажды регент вернулся с прогулки позже обычного. Хотя… В общем, садовник нашел его у дальней калитки, он был без сознания. Его одежда была испачкана, имелось несколько синяков и ссадин. Он не приходил в себя около суток – бредил, метался. Советник уже хотел было просить Вас вернуться. Но вскоре состояние наместника Артура улучшилось, он приступил к своим обязанностям и запретил нам даже напоминать о случившемся. Но еще долго по ночам его мучили кошмары…
- Неужели он сам рассказал?
- Нет, конечно. Уж я-то знаю Артуа! Будет терпеть до последнего… Виночерпий заметил, как регент Артур регулярно перед сном наведывается в винный погребок. И горничная слышала, как он кричал по ночам. Тогда я убедила ее подавать на ужин регенту успокоительный чай. Его-то все равно не убедишь – делает вид, что все нормально…
- Медеа, что ты обо всем этом думаешь? Ведь и ты, наверняка слышала об исчезающих землях, да и людях…
- Страна Грез существует по своим законам, и каким бы невероятным не казался наш мир, все равно в нем присутствует определенная логика. Наш мир порожден людскими мыслями, и здесь есть только одна причина безвозвратной кончины – это забвение. Но то, что происходит сейчас, не укладывается в известное ранее. Что-то разрушает человеческую психику на очень глубоком уровне…

- Что это за шум?
- О, нет!
- Стойте! Всем стоять! Не смотрите туда!
- Мархешка, вернись! Слышишь, не ходи туда! Не смотри на эту штуковину!
- Артуа, нет! Слишком поздно! Она уже далеко…
- Я знаю, что делать. Нужно только не смотреть туда!
- Синдеона, что делать? Они погибнут?
- Послушай, может, это и придуманный мир, но ведь я – реальна, значит, со мной ничего не случится. Я попробую…
- Артур, держись!

Взрослая Девочка бросилась к ужасающему видению. Спиральная раковина медленно вращалась, норовя все втянуть в свой раструб.

Она успела оттолкнуть от жерла Артура с Мархешкой на руках, прежде чем угодила в него сама.

В следующий момент она вскочила и села на кровати, вырвавшись из вихря ночного кошмара.
«Сомнений нет – Страна Грез в некоторой степени реальна. И то что сейчас происходит там – каким-то образом связано с событиями моей настоящей жизни, может быть не напрямую, а косвенно. Но в любом случае следует быть внимательнее…»

В тот день Взрослая Девочка не могла дождаться конца рабочего дня. Еще бы, ведь вечером она пойдет в местный музей посетить выставку Регионального Объединения Художников. Всегда мечтавшая научиться рисовать «по-настоящему», ей нравилось смотреть на творения других. А в этот раз попасть на выставку хотелось особенно – ведь там будут работы Анны Хойды. Она просидела с Анькой за одной партой почти все школьные годы и были, что называется, не разлей вода. Потом Анни уехала в Киев – обучаться дизайнерскому и художественному мастерству. И теперь, возможно, они снова встретятся…

Взрослая Девочка неторопливо рассматривала картину за картиной.
Подойдя к очередному стенду, она увидела великолепный пейзаж: узкая звериная тропка вилась под склоняющимися ветвями. По одну сторону от тропы высилась величественная скала, по другую – зиял обрыв. Казалось, тропа упиралась в огромный валун, но если присмотреться – между валуном и скалой был небольшой лаз. Такой, что человек вряд ли мог туда протиснуться, только какой-нибудь грациозный зверь…

И тут ее словно прошибло током! А название картины развеяло последние сомнения - «Тропа Седой Росомахи».
Странно, фамилия автора под картиной была обведена черной рамкой…

Хорошенько запомнив автора, Взрослая Девочка отправилась в Художественный салон.
- Я интересуюсь картинами Николая Солонского
- Сожалею, но не смогу ничем помочь, – продавец развел руками. – Николя больше нет в живых…
- Это ужасно! В это даже трудно поверить… - Взрослая Девочка никогда не знала этого человека, но в тот момент ей было по-настоящему жаль.
- Да… Передозировка наркотиков. Его картины в жанре сюрреализма раскупались очень быстро. Он был так молод и талантлив. Я восхищался его фантазией, его картинами, а он изображал на них свои наркотические видения. Что ж, подобное – не редкость среди людей искусства… Вот, это его последняя картина. Она не продается, но я просто покажу ее Вам.

На картине был изображен цветок из человеческих рук, которые, словно лепестки, обрамляли зловещий глаз…

- Синдеона, я кое-что разузнала. Когда ты говорила что между реальным миром и Страной Грез есть связь, я и не думала, что она такая… фатальная
- У меня тоже новости. Местность, где мы видели раковину-спираль не изменилась. А Мархешка, очнувшись, рассказала нечто интересное…
- Она угодила почти в самую глубину вихря…
- Вот именно там она видела картины реального мира. То, что она увидела, она описала так: это комната с голубоватой «мраморной» плиткой на стенах, возможно, ванная. Там был человек – это девушка, бледная, худощавая с длинными темными волосами…
- Что это могло значить?
- То, что граница между Миром Грез и реальностью тогда в том месте почти исчезла.
- То, как Мархешка описала девушку… Это описание подходит и Анне, по крайней мере, такой, какой я ее знала. Я тоже припоминаю… Перед тем как проснуться – я тоже видела одного из жителей этой страны. Точнее, жительницу…
- Расскажи подробнее…
- У нее длинные черные волосы, восточные черты лица. Одета в алое с черным… Да! У нее были крылья, как у бабочки, такие темные, будто бархатные, с золотистыми прожилками и узором, напоминающим глаза!
- Я так и думала… Мор-фея. Это ее проделки…
В давние времена существовал Король сновидений – Морфей. Древние греки даже почитали его, как бога, изображая в венке из маков. От него пошел род дивных созданий – нимф, фей, дриад, которые обладают секретами некоторых растений, что могут отпирать врата между реальным миром и миром грез. На потомков Морфея возложен священный обет – быть стражами этих врат. Но бывает всякое… Еще есть сущности, вроде Глупости, Безысходности, Одиночества, Депрессии и еще многих, о которых, естественно, никто не мечтает. Поэтому они были изгнаны из Страны Грез и скитаются в реальном мире. Но не прочь снова вернуться сюда. Овладевая людскими мыслями, они гонят человека прочь от реальности. И тогда потомкам Морфея порой не удается удержать Врата реальности закрытыми. А последствия печальны для всех… Вначале – фантасмагория, потом – пустота…

На следующий день Взрослая Девочка вновь отправилась в павильон выставки. Теперь она целенаправленно искала картины своей одноклассницы.

И вновь она стояла оцепенев, смотря на одну из картин.
«Мировая Спираль» - гласило название. На черном фоне космического пространства изображалась раковина, внутри которой, виток за витком разворачивались картины эволюции.
Она уже видела эту спираль!
Но страшнее всего было прочесть автора.
Анна Хойда!

- Философское произведение, не правда ли? – к ней обращалась сухощавая седая женщина, продолжавшая с видом знатока рассматривать картину. Очевидно, одна из служащих музея.
- Да, конечно… А разве сама Анна не приехала? Ведь она родилась в нашем городе, здесь живут ее родители…
- Я ее видела пару минут назад. Она жаловалась на плохое самочувствие. Возможно, уже уехала в гостиницу…

Нехорошее предчувствие холодной тяжестью шевельнулось под ложечкой.
«Странно… В гостиницу… Здесь же живут ее родители и брат…»
Взрослая девочка поспешила к выходу. Городок небольшой, в нем всего-то одна гостиница и она найдет Анну во что бы то ни стало!

Проходя через очередной зал, ее взгляд привлекла неказистая дверь, на которой красовалась надпись «Посторонним…» и так далее. Дверь была приоткрыта, за ней был узкий, темный коридор. Конец его был освещен, и свет падал из комнаты с голубоватой плиткой на стенах!
Она что есть силы бросилась туда. Вслед ей донеслись возмущенные возгласы: «Девушка, вы куда? Мне что, бегать за вами?»
Только бы Мархешка не ошиблась! Иначе сейчас она будет выглядеть очень глупо…
О нет!
Лучше бы Мархешка ошиблась!
По кафельной стене медленно сползала Анна, а рядом, в раковине валялся шприц.
- Аня! Анюта!!!
В это время в туалет вбежала возмущенная сотрудница музея
- Девушка, что Вы себе позво…
- Скорую! Быстро вызывайте «скорую»!

«Скорая» приехала на удивление быстро. Пожилой фельдшер ввел Анне морфийный антидот, тихонько чертыхаясь на ее вены. Водитель же был одновременно и за санитара, он укладывал Аню на грязные брезентовые носилки.
- У нас фельдшерская бригада. Кто будет сопровождать ее в больницу?
- Я. Повезете в наркодиспансер?
- Ну не в водолечебницу же, - с сарказмом хмыкнул фельдшер, усаживаясь рядом с водителем.
- Пожалуйста, сообщите Аниным родителям, - обратилась Взрослая девочка к обескураженной сотруднице музея.
- Но как? Я ж не знаю их телефона…
- Узнайте городской - в справочной, - скороговоркой выпалила Взрослая девочка, забираясь в «скорую», - фамилия – Хойда, живут по проспекту Ломоносова в напротив Хитрого рынка.

Автомобиль «скорой» был таким дряхлым и изношенным, что грозил рассыпаться на запчасти при очередном прыжке на ухабе. Опоры под носилки были ржавыми и погнутыми – Анна лежала почти на полу. Из под сиденья торчало такое же ржавое и погнутое ведро неизвестного назначения – что ж, провинциальное здравоохранение оснащением не блещет... Фельдшер обернулся и просунул в окошко, отделяющее кузов от водителя лоток:
- Если будет рвота – повернешь ее на бок и подставишь.
Взрослая девочка присела на корточки перед подругой.
Аня, такая хорошенькая, в потрясающем столичном прикиде, лежала в этой подпрыгивающей развалюхе, a по губам ее скользила едва заметная улыбка.

Тут Анна приоткрыла глаза:
- Я…тебя…ненавижу… - заплетающимся языком пробормотала она. – ты… завистливая дрянь, ты довольна тем что сделала?
- Анюта, но ведь… - Взрослая девочка не ожидала такого.
Зато фельдшер в карман за словом не полез:
- Дура! Она ж тебе жизнь спасла! Не зайди вовремя – ты б уже с ангелами здоровалась!
- Эта жизнь… Этот никчемный тупой город… Это убожество повсюду… Это твоя жизнь, но не моя! Ты ничего не знаешь, ты ничего не видела… Меня везут в больницу, да? И туда сейчас явится моя мамочка… Теперь меня будут держать под контролем – врачи, родители…
Ты отрубила мне крылья!
Ты это понимаешь?!!

Взрослая девочка хотела сказать, что вот она-то как раз и понимает ее, но они уже приехали. Фельдшер сопроводил носилки в приемный покой, стрельнул у дежурной медсестры сигарету и удалился.

- Ты никогда этого не поймешь, - Анька рыдала взахлеб, сидя на кушетке, - ты убогая бездарь! Для меня мир фантазии был реальнее этой грязи, и намного дороже. Я жила в нем, а он жил на моих холстах! Я парила в небесах, а ты втоптала меня в землю!

В это время в приемное отделение буквально ворвались Анины родители. Оттолкнув Взрослую девочку, они суетились вокруг дочки и причитали, как такая беда могла свалиться на их замечательную Анечку и что же теперь будет.

Взрослая девочка поняла, что здесь в ней больше не нуждаются, и тихонько вышла.

…Над горизонтом поднималась луна – зловеще-красноватая, как воспаленный глаз.
- Синдеона! Я… я уже не знаю, правильно ли я поступила…
- Страна Грез не приемлет человеческие жертвоприношения. Да, наш мир состоит из человеческой фантазии и мечтаний, ибо они прекрасны. И мне горько наблюдать здесь плоды отравленного сознания…

Навстречу им шла та самая фея, которую мельком видела Взрослая Девочка.
- Морфея! Кто на этот раз смог одолеть тебя?
- Мне жаль, что так все вышло… Но я рада, что не случилось еще более худшего… Я чувствую свою вину перед Аней, я хочу ей помочь!
- Это благородно с твоей стороны, Морри!
- Мне понадобится твоя помощь, - Морфея обратилась к Взрослой девочке

И вот снова она шла вдоль полок солидного магазина областного центра.
- Морри, ну где же ты?
Морфея грустно улыбнулась ей из розовой коробки и тут же был свершен ритуал покупки.

Сегодня Анюту должны были выписать. Взрослая Девочка зашла к ней в палату.
- Может, мой поступок покажется тебе глупым, но… я хочу подарить тебе это, – и протянула ей куклу,
- Оригинально. Не ожидала от тебя такого… Вроде бы обычная кукла, но… что-то в ней есть такое. Будто я уже где-то ее видела
- Это посланница Страны Грез, - прошептала Взрослая девочка, - она пришла в этот мир, чтобы напомнить нам, как здорово мы все мечтали в детстве. Она знает дорогу в Мир Фантазии… Безопасную дорогу.

@темы: моЁ, Страна Грез, Синди